Отличающиеся от человеческих умственные способности

Автор: Антонина Шевченко

мозг лошадиЧасто конники без оснований переоценивают умственные способности лошадей. Это еще одно следствие антропоморфизма, о котором мы говорил в статье «Учимся понимать лошадей».

Способна ли лошадь лгать?

Мы судим обо всех животных по себе, и вследствие этого ошибочно считаем, что им доступны все наши психические способности. Речь идет, в частности, о таких способностях, как:

— обида

— ревность

— сознательный обман

— симуляция

— месть

— зависть

— воля к победе

— способность делать что-то назло

— способность испытывать вину и стыд

— сочувствие и жалость

— способность понимать человеческую речь

Конечно, до конца умственные способности лошади пока не исследованы и утверждать абсолютно, что лошади ничего подобного никогда не чувствуют было бы ошибочно.

Однако пока что те данные, что имеются, а также научные практические наблюдения не дают достаточных доказательств наличия у лошадей психических механизмов, которые необходимы для реализации данных способностей. А многочисленные случаи «проявления разума» на поверку оказываются просто выученным поведением, случайным стечением обстоятельств или индивидуальным поведением конкретной лошади, которая дошла до него методом проб и ошибок.

«То, что конники часто ошибочно принимают за разумную деятельность лошади, оказывается просто отличными примерами обучения методом проб и ошибок».

Пол МакГриви и Эндрю МакЛин, «Equitation Science»

 

Примером сложных психических механизмов, наличие которых доказано пока только у человека может быть модель психического состояния. Обладание моделью психического состояния означает способность понимать не только собственные переживания или убеждения, но и переживания и убеждения других людей. Проще говоря, только развитие до нужной степени определенных структур мозга позволяет нам понимать, что другие люди могут чувствовать не то же самое, что чувствуем мы. И что их желания могут отличаться от наших.

Из-за еще не до конца развитой модели психического состояния малыш справа не в состоянии понять огорчение соседа и его желание получить игрушку. И не понимает, что своими действиями (поделившись игрушкой) он может доставить другому удовольствие.

Человек не рождается со сформированной моделью психического состояния, она развивается у ребенка в процессе воспитания лишь к 3-5 годам. Именно поэтому маленькие детки в песочнице плохо понимают, почему нельзя отобрать у соседа машинку, почему нужно поделиться конфетками и почему нельзя ударить другого малыша, если тот сделал что-то не так. Потому что пока что модель психического состояния у них не развита и им не понять, что чувствует другой. (Некоторые люди, впрочем, по всей видимости, так и не развивают до конца эту способность даже во взрослом состоянии).

Ученые считают, что развитие этого механизма необходимо, например, для способности к осознанному обману. То есть, такой обман предполагает осознание того, что твои действия создадут не соответствующее реальности представление в голове у другого человека, и что это может определенным образом изменить его поведение, а ты от этого получишь выгоду.

Чтобы мстить или делать что-то на зло и проявлять другие способности из списка требуются аналогичные сложные психические структуры, которые даже у человека развиваются не сразу! Например, умение мыслить категорией будущего и делать выводы из гипотетических абстрактных предположений.

Ученые проводят разнообразные эксперименты, изучая наличие подобных механизмов у животных, но пока данные либо отрицательные, либо противоречивые даже по высшим приматам.

«Ум лошади является отлично развитым для целей конкретного вида – как и наш. Мозг человека и лошади развивался в ходе эволюции для разных целей. Человеческому мозгу легко даются способности замышлять, просчитывать, строить козни и плести интриги, всё это позволяет нам создавать отличные серии «Игры престолов», и мы часто полагаем, что другие виды способны на то же самое. К сожалению, мы, люди, часто приписываем разные психические способности лошадям, которые попросту не способны что-то замышлять, просчитывать, строить козни и плести интриги. Мы ошибочно считаем: «Чёрт возьми, если я могу хитростью избежать работы, то и лошадь, конечно, тоже может!» Нет, так схитрить можем только мы». 

Лорен Фрейзер, сертифицированный консультант по поведению лошадей

 

И опять же, можно оспорить данную точку зрения и верить в то, что лошадям доступны все эти психические явления. Вы можете делать это, если хотите, невзирая на научные данные.

Однако на практике, когда мы трактуем какое-то поведение лошади именно так, лошадь оказывается в невыигрышном положении и часто мы никак не способствуем улучшению ситуации и решению проблемы!

Обвиняя лошадь в умышленных вредоносных действиях, мы перестаем искать другие причины (включая оценку своих действий!) и лишь оправдываем в собственных глазах ее наказание! И обычно это наказание проводится с нарушением всех правил обучения, и не распознается лошадью правильно ввиду всё того же отсутствия у нее нужных психических структур (мозг лошади никак не свяжет наказание с плохим поведением, если вы наказали ее больше, чем через пару секунд после этого поведения).

«Такие ожидания способствуют применению запоздалого наказания, которое часто оправдывается тем, что «она понимает, за что получила!». Переоценка умственных способностей лошадей может также приводить к несвоевременной и небрежной подаче сигналов («Она же знает, чего я хочу, просто упрямится!»).

Пол МакГриви и Эндрю МакЛин, «Equitation Science»

 

В статье «Как перестать злиться на лошадь за плохое поведение» мы рассмотрим подробнее вопрос, почему человек так стремиться наказывать лошадь. А в статье «Причины плохого поведения» я объясню, какими на самом деле могут быть наиболее вероятные причины нежелательного поведения.

Объясняя поведение лошади завистью, ревностью, обидой и так далее, мы не ищем истинных причин поведения и принимаем неверные решения по коррекции. Страдать при этом будет и человек (потому что поведение лошади никак не исправится), и лошадь, которая опять же получает больше шансов быть попросту просто наказанной. Ведь с ней же обращаются «по-человечески», а она – «тварь неблагодарная»!

 

Сколько раз тебе повторять?!

Так же сложно порой обстоят дела с уверенностью конников в том, что лошадь хорошо понимает нашу речь.

Язык и речь – разные понятия.

язык мимика лошади

Каждое мимическое выражение и движение тела несут однозначную и всегда одинаковую информацию . Это язык, и лошадь способна его понимать

Язык животных состоит из определенного ограниченного набора сигналов, которые всегда очень конкретны, воспроизводятся всегда одинаково и сигнализируют об определённой обстановке или состоянии. В этом их принципиальное отличие от речи человека.

Речь же – это способность из набора изначально бессмысленных звуковых элементов, звуков, складывать разнообразные и порой совершенно уникальные сочетания, чтобы передать другим понятия (зачастую абстрактные), существующие у говорящего в мозгу. Для развития речи необходимо умение заранее представлять и различать свои действия, создавать и классифицировать мысленные представления о предметах, событиях и связях. Всё это – сложнейшие умственные способности, полноценное наличие которых пока не подтверждено у животных.

Опять же, нет никаких научных данных, которые подтверждают, что лошади понимают связную речь человека. Можно бесконечно долго разговаривать с лошадью и пытаться объяснять ей задачи так, как мы бы делали это в общении с другим человеком. Но наша практика показывает, что это довольно малоэффективный способ коммуникации с лошадью. Это может работать, разве что, когда в обучении все же присутствуют и другие механизмы объяснения.

«Многие традиционные тренера полагают, что лошади «понимают» их объяснения, а не просто делают то, за что их награждают. Такой антропоморфический подход к лошади не поддерживается учеными, которые пока не находят убедительных доказательств наличия у лошадей высших умственных способностей».

Дэниэл Миллз и Сью МакДоннелл, «The Domestic Horse»  

Для продуктивного общения с лошадью мы опираемся не на понимание лошадью нашей речи, а создаем искусственный «язык», то есть систему определенных жестов, звуков и тактильных стимулов, которые, как и сигналы животных, имеют конкретный однозначный смысл. Такой «язык» может освоить любая лошадь, и это основа успешной коммуникации.

Подробней о правилах создания данного языка мы поговорим в блоке статей «Команды человека».

Обобщая вышесказанное, в переоценке умственных способностей лошади я вижу только ряд минусов и никаких плюсов для лошади. Я не рассчитываю, что лошади станут понимать мою речь. И в своей работе я никогда не объясняю проблемы поведения лошади указанными выше причинами. Я не считаю, что лошади способны сознательно обманывать, симулировать, мстить и делать что-то мне на зло.

«Антропоморфический подход в обучении лошади влечет ряд потенциально негативных последствий для благополучия лошади, а также для безопасности всадника или тренера».

Дэниэл Миллз и Сью МакДоннелл, «The Domestic Horse»   

 

Если происходит странное поведение, значит, в его основе лежит какая-то реальная причина. Задача тренера – правильно установить эту причину. Это залог успешной коррекции.

В следующих нескольких статьях я объясню, что может влиять на поведение лошадей и каковы наиболее вероятные причины нежелательного поведения.

<<Тенденция скрывать боль       Что влияет на поведение>>

Comments are closed.